Учебник в школе
Слово редактора

Учебник в школе

Можно спорить о том, нужны ли современной школе, современному учителю, современным детям учебники такими, какие они есть сейчас, — нужны ли вообще учебники в современном мире с его новыми множественными и чрезвычайно доступными источниками знаний, но совершенно очевидно, что выбор профессионального инструмента — прерогатива самого профессионала.
14738

Внимание! Возможны изменения в федеральном перечне учебников!

Подробнее

Попросил знакомых директоров написать несколько строк на тему «Учебник в школе». Не «современный учебник в школе», не «учебник в современной школе», а просто — «учебник в школе». К моему удивлению, сводный текст получился вполне лояльным к школьному учебнику и, я бы даже сказал, романтизирующим его.

«Учебник удобен тем, что кто-то за учителя уже сделал немалую работу: подобрал к темам различные тексты для чтения, изложил кратко основные ключевые идеи, подобрал разноуровневые задания, расположил материалы так, чтобы ребенку было понятно и приятно их читать, процитировал различные дополнительные источники…

Опытный учитель в принципе может сделать это и сам. Самостоятельно подобрать первоисточники, которые он будет изучать вместе со школьниками. Есть учителя, которые так и делают. Но большая часть все же предпочитает пользоваться текстами специалистов, которым они доверяют, а сами сосредотачиваются на педагогической работе с детьми…

Доверие — важный момент. Для того, чтобы понять — каким текстам (и авторам) учитель больше доверяет, он должен иметь возможность просмотреть различные учебники (и поработать с ними). В итоге учитель выбирает те учебники и пособия, которые ему представляются более подходящими для того учебного процесса, который он организует с детьми.

Опыт показывает, что, несмотря на одинаковые формальные признаки (класс, возраст), разные учителя организуют весьма различные учебные процессы, многообразие которых велико.

Один из позитивных моментов 90-х — у учителя появилась возможность выбирать учебники для работы из большего числа. Тем самым, учебник из главного непререкаемого текста стал одним из ресурсов, которым учителя и дети пользуются наряду с другими текстами — первоисточниками, другими учебниками и пособиями…

В целом учебники позволяют выстроить свой путь пониманий, опираясь на предлагаемые авторским коллективом устойчивые конструкции…».

Так или иначе и независимо от того, хорошо это или плохо, для большинства учителей учебник вкупе с надстройкой в виде календарно-тематического плана является важнейшим инструментом выстраивания образовательного процесса. Учительское доверие к учебнику — это доверие к инструменту, который обустраивает, оптимизирует, делает работу учителя эффективной. По аналогии со стенами классной комнаты в «стенах» учебника должно быть удобно, уютно, понятно, безопасно, осмысленно, чтобы и учителю, и ученикам хватило сил проделать долгий путь к знаниям и пониманиям.

Можно спорить о том, нужны ли современной школе, современному учителю, современным детям учебники такими, какие они есть сейчас, — нужны ли вообще учебники в современном мире с  его новыми множественными и чрезвычайно доступными источниками знаний, но  совершенно очевидно, что выбор профессионального инструмента — прерогатива самого профессионала. И должны быть очень веские причины, чтобы насильственно лишить «электрика его любимой, намоленной отвертки». Для такого насилия над профессионалом недостаточно того, что новая отвертка более блестящая и чуть длиннее или чуть короче нынешней. Недостаточно! Даже современнейший шуруповерт — лишь дополнение, а не замена той самой намоленной отвертки. И если согласиться с этой аналогией, остается вопрос: какие современные наработки в учебном книгоиздании соотносятся с традиционным учебником как шуруповерт и отвертка? Ответ — нет таких.

В этом смысле новый федеральный перечень учебников (ФПУ), принятый 28 декабря прошлого года Научно-методическим советом по учебникам Министерства просвещения, представляется вопиющим случаем управленческого непрофессионализма, потому что заставляет почти четверть учителей страны поменять один учебник на другой — один инструмент на другой — без веских причин. И это не в первый раз. Деятельность по существенному перекраиванию перечня учебников на основании малообъяснимых принципов за последние четыре года стала для министерства нормативной.

Раз за разом процедура, определяющая одни учебники в перечень и выводящая из него другие, по результатам своей деятельности оказывается неубедительной, поскольку принципиальных прорывных отличий между теми учебниками, которые министерство разрешает, и теми учебниками, которые запрещает, нет. Почему же так происходит? Почему министерство перестало стесняться представать в таком своем реноме учительскому сообществу?

Каковы бы ни были причины, подталкивающие министерство к таким действиям, за всем этим сценарием становится все более очевидным нарастающее бесправие учителей теперь уже и как профессионалов. Учителю-профессионалу отказано в праве самому выбирать инструмент для своей работы. Точка! Что тут еще говорить?

Дорогие педагоги и директора школ! Это не ваша война

Современная процедура формирования ФПУ не оставляет учителю никакой возможности выбирать и отстаивать инструменты своего труда. Оказывается, возможно такое, что за день до Нового года четверть педагогов страны могут быть лишены важнейшего инструмента своего труда без предупреждения, без приглашения к обсуждению, в отсутствие веских аргументов.

Удивительно, но это правда — никому и в голову не приходит спросить мнения об учебниках у самих педагогов. В свете того, что происходит с ФПУ, педагог — никто и ничто. И это в век, когда обсуждение в сетях могло бы сделать процесс запрета устаревших учебников и появления новых прозрачным. Тем более что учебник — не секретный документ, а публичный продукт нашей цивилизации для всеобщего образования.

Но в этом номере журнала не об этом, а о том, как выживать учителю в сложившихся обстоятельствах управленческой катастрофы. Именно — катастрофы. Потому что любое действие руководства, которое унижает педагогов, есть провал управления. Унижение в таких объемах, как в случае с новым ФПУ-2018, — катастрофа.

И еще… Если в следующий раз среди экспертов не окажется тех, кто способен экспертировать учебники «под копирку», у министерства не будет оснований и возможности реализовать свои-не-свои сценарии, а нам всем не придется становиться молчаливыми свидетелями унижения педагогов, которых в очередной раз заставили потерять почву под ногами в непростом деле воспитания достойных людей.

Учебник в школе
Артем Соловейчик
Артем Соловейчик, главный редактор ИД «Первое сентября»
Понравился материал? Поделитесь в соц.сетях
не пропусти последние новости, подпишись на следующий номер
Спасибо! Вы успешно подписаны на рассылку клуба директоров
Закрыть