Школа — это зачем?

Школа — это зачем?

Александр Лобок — педагог, философ, главный по пониманию того, что происходит с нами в школе. Заодно — доктор психологических наук, профессор Московского государственного педагогического университета (МГПУ), создатель и руководитель Лаборатории АзартТайнинговых образовательных технологий (Москва), автор книг по психологии детства, создатель комплекса уникальных технологий и программ развития творческих способностей ребенка. Автор философского трактата «Антропология мифа».
86786

Ежегодная конференция проекта «Альтернативное образование»
«Демократические школы. Воспитание свободой» Москва. 26–27 января 2019 г.

Александр Михайлович Лобок: Когда-то давным-давно была придумана школа… Зачем? Зачем была придумана школа? Зачем нужна школа?

Аудитория: Получить знания.

АМ: Не-е-ет. Знания можно получить и без всякой школы. Ребенок без всякой школы получает огромное количество знаний. Необразованный крестьянин, который пашет землю, обладает гигантским количеством знаний, которые он получил без всякой школы. Школа зачем была придумана?

Аудитория: Для социализации.

АМ: Стоп! Социализация происходит без всякой школы. Школа-то зачем была придумана? Аудитория: Для письменной речи. АМ: Школа вся придумана ради работы с символическими системами. Всё! Математическими и языковыми. Разница между «школой» и «не школой» состоит вовсе не в знаниях. Сколько эту туфту можно повторять, что якобы школа дает знания? Школа только про это. Есть два базовых символических ряда: языковой и математический. Что тут у меня написано? (Александр пишет на доске слово «оружие».)

Аудитория: Оружие!

АМ: А где вы здесь видите оружие? Но тем не менее вы это читаете, и вы можете представить оружие? Кто какое оружие представил?

Аудитория: Арбалет! Винтовка! Калашников!

АМ: Хорошо. Где это все здесь нарисовано? Нигде. Вы понимаете, что в мозгу ребенка должна произойти некоторая революция. Ведь я же могу нарисовать, и все понятно (рисует круг и черточки от него в разные стороны). Что это?

Аудитория: Солнышко.

АМ: А могу сделать так… (Александр пишет на доске слово «солнце»). Тоже солнце. Где же здесь солнце? Нет здесь никакого солнца. А оно есть. Оно спрятано.

Школа придумана затем, чтобы научиться работать с символическими системами. Всё!

Человек прекрасно может жить без этого. И быть счастливым. В мире довольно много неграмотных людей. А сейчас развивается история, когда я смотрю на картинку и по картинке понимаю, что делать — кнопку нажать.

Школа про другое. Не для того, чтобы ориентироваться в мире. Это можно без школы. Не для того, чтобы получить знания. Знания можно получить без школы. Можно аудиокниги слушать и получать информацию о том, о другом, о третьем.

Школа для того, чтобы овладеть символическими системами, чтобы заниматься именно этим. Даже не заниматься. Это некоторая история, когда образованный человек видит символическую запись и кайфует от нее.

Вы спросите, в смысле кайфует? А вот так. Кайфует! Например, вы открываете книжку, в которой просто идут какие-то буковки. Какие-то значки, какие-то букашки. А вы начинаете и ныряете туда с головой. Кайф!

Если вам фильм дают, там не нужно букашек расшифровывать. Вам идет картинка. Для того чтобы смотреть фильм, школа не нужна.

А вот чтобы книжку читать, школа нужна. Причем, есть уровень книжек простеньких, а есть — сложных.

Дети говорят: «Я читать-то люблю, но только фэнтези». А вот эту «бодягу» под названием «Мертвые души» в гробу я видывал. Он не научился читать «Мертвые души». А в чем там проблема? Безумно сложный синтаксис. Безумно сложное построение предложений. Или Льва Николаевича, любимого нашего, возьмем. Или, допустим, возьмем какие-нибудь стихи… Это же все то, что требует дешифровки.

Ровным счетом ничем не отличается история с нотами. Музыку мы можем на слух воспринимать без всякой школы. Поднимите руку, кто из вас может слышать музыку по партитуре? То есть, вы раскрываете партитуру, где нотки написаны, и вы слышите музыку. Вы говорите: «Ну да, нас этому в школе не учили».

А кого-то учили. И есть люди — до сих пор есть — такие аксакалы культуры, которые приходят в филармонию с партитурой. Слушают оркестр и при этом читают партитуру. Ненормальные какие-то! Но они образованные музыкально. Они умеют читать. Они умеют работать с символическими рядами.

То же самое мы можем говорить про математические ряды. Извините, математик это не тот, кто складывает в уме. Это тот, кто видит формулу и от нее кайфует. Он видит ее красоту. Он видит то, что за нею спрятано.

И вот этим-то школа и занимается.

А вас обманули, когда сказали, что школа дает знания. Потому что, если школа дает знания, если у нее в этом задача, то школа не нужна. Знания можно давать без школы. Без проблем.

Так вот, если мы понимаем, что историческая миссия школы именно в работе с символическими структурами, мы дальше думаем: может, не всем людям это нужно?

Может быть, не всем. Но правда заключается в том, что если человек освоил искусство работы с символическими рядами, он освоил особый кайф.

И если бы меня спросили: «Зачем нужна школа?» — я бы ответил так: «Для расширения возможностей кайфа». Для расширения возможностей быть человеком.

Школа — это зачем?
Александр Лобок
Педагог, психолог, философ
Понравился материал? Поделитесь в соц.сетях
не пропусти последние новости, подпишись на следующий номер
Спасибо! Вы успешно подписаны на рассылку клуба директоров
Закрыть