Разрыв поколений. Наставничество. Воспитание свободоспособности
Педпрактики. Воспитание

Разрыв поколений. Наставничество. Воспитание свободоспособности

В феврале на ВДНХ в атмосфере значительности прошел 1-й Всероссийский форум «Наставник». Почти забытое и на слух архаичное слово «наставник» снова в силе. Что происходит?
204

За ответом мы обратились к Президенту Межрегиональной тьюторской ассоциации профессору Татьяне Ковалевой. Усилиями именно ее команды в официальном реестре профессий в 2008 году появилась профессия «тьютор», а в 2017 году утвержден профессиональный стандарт тьюторской деятельности.

Так тьютор или наставник?

Мастера на производстве, руководители разных типов студенческих практик, психологи, тьюторы, коучи, фасилитаторы, менторы, а теперь и наставники… Что общего? В чем различия?

Тема наставничества становится в современной ситуации российского образования как никогда популярной. Попробуем вместе поразмышлять, почему это происходит именно сегодня. Проблема нового поколения — другое восприятие мира, ориентация на другие ценности, увлеченность другими идеалами и т.д. — существовала всегда. Всегда старшее поколение, глядя на молодежь, вздыхало и сетовало, а часто и раздражалось, не понимая эти новые веяния.

Поколения: смена чаще, пропасть глубже

Социологи проводят условную границу между поколенческими стратами — 20 лет. За это время под влиянием различных социальных институтов — семьи, школы; различных средовых эффектов, в том числе и разновозрастных коллективов в системе дополнительного образования — во многом естественным образом происходит постепенная социальная адаптация и на смену одному поколению приходит другое, оснащенное иными технологиями и за счет этого могущее видеть мир и его возможности принципиально по-другому. Но сегодня все убыстряющееся технологическое обновление привело к тому, что граница между поколенческими стратами стремительно уменьшается. Сейчас разница в 5–10 лет иногда становится непреодолимым барьером в общении и понимании: люди говорят «на разных языках», опираются на разные культурные ценности, живут в разных технологических мирах.

В первую очередь это начинают испытывать на себе педагоги, для которых такой быстрый «поколенческий разрыв» часто становится непреодолимым и приводит к еще большей формализации образования. На уроках таких педагогов детям не то что неинтересно, им вообще информация, которая звучит, кажется несовременной и безнадежно устаревшей. Эту проблему ощущают сегодня даже студенты педагогических вузов, которые старше своих будущих учеников всего-то на 5–7 лет. Но и они, возвращаясь в университет после педагогической практики, часто говорят о том, что совсем не понимают интересов и запросов современных школьников и поэтому не уверены в выборе своей педагогической профессии.

Вот в этот момент чрезвычайно быстрого сокращения возрастной границы между поколенческими стратами и в связи с этим усиливающейся в обществе педагогической «растерянности» перед новым, технологически гораздо более оснащенным, поколением и возникает тема наставничества — как тема поиска и привлечения к образовательной (в самом широком смысле) деятельности людей, которые в создавшихся условиях могут преодолевать этот поколенческий разрыв и каким-то образом передавать накопленный опыт.

Для того чтобы была возможность хоть как-то представить и проанализировать этот богатый опыт межпоколенческого взаимодействия (было даже выделено направление практик наставничества, где младшие «наставляли» старших), было предложено выделить несколько типов наставничества.

  • наставничество в производстве и предпринимательстве;
  • наставничество в образовании;
  • наставничество в социальной сфере.

Наставничество — наше новое всё?

Совсем не случайно 13–15 февраля 2018 года на ВДНХ прошел 1-й Всероссийский форум «Наставник», который собрал большое количество людей, занимающихся самыми разнообразными видами наставничества: мастеров на производстве, руководителей разных типов студенческих практик, психологов, тьюторов, коучей, фасилитаторов...

Задав такое предельно широкое понимание наставничества как процесса передачи опыта, участники прежде всего столкнулись с трудностями понимания границ наставничества в отличие от других социальных и педагогических профессий. Действительно, при таком широком понимании практики наставничества любой воспитатель, учитель, руководитель кружка фактически становится наставником, так как в своей педагогической деятельности он, как правило, всегда опирается на свой опыт и каким-то образом передает его своим ученикам и воспитанникам.

Одной из реальных задач Форума стала выработка понимания границ наставничества и его отличия от других социальных и педагогических практик.

Наставники в жизни каждого из нас

Далеко не каждый вид передачи своего опыта в какой-то деятельности может являться наставничеством. Для того чтобы это произошло, нужно, чтобы и наставник, и его подопечный прежде всего договорились о своем взаимодействии и совместно выработали его нормы: согласовали способы, регламенты взаимодействия и т.д. Отметим, что для наставничества очень важно уважительное, свободное и доверительное отношение друг к другу.

Если говорить о наставничестве в сфере отечественного образования, то такие прецеденты существовали всегда: и в дореволюционной России (духовные наставники, домашние учителя, гувернеры), и в советское время (пионервожатые, мастера в системе профтехобразования, конкретные отдельные педагоги системы как школьного, так и дополнительного образования). Сегодня в производственной, социальной и образовательной сферах активно разворачиваются современные практики наставничества: менторство, фасилитация, коучинг, тьюторство.

Важность принципа индивидуализации в современном образовании и в современной жизни вообще, а в связи с этим право современного человека (и ребенка, в частности) на собственную образовательную программу, привела к тому, что профессия тьютора (как педагога, сопровождающего построение индивидуальной образовательной программы) была в 2008 году внесена в российский реестр профессий. Межрегиональной тьюторской ассоциацией был разработан, а в 2017 году утвержден профессиональный стандарт тьюторской деятельности (см. www.thetutor.ru), и у нас в стране закрепилась еще одна профессия, непосредственно связанная с наставничеством.

Таким образом, можно сказать, что практики наставничества в российском образовании существовали во все времена, и, несмотря на то что сам фокус наставничества не являлся в официальной педагогике приоритетным направлением, в педагогической практике всегда были конкретные люди, которые (часто просто в качестве волонтеров) свою реальную деятельность разворачивали прежде всего как практику наставничества. В рамках статьи мы, к сожалению, не сможем сейчас проанализировать опыт всех этих замечательных людей, хотя я думаю, что каждый из вас сам может назвать, опираясь на свой собственный опыт, несколько конкретных примеров такого наставничества.

В ходе работы на Форуме нами были выделены четыре ключевые характеристики наставничества, конкретизирующие процесс передачи опыта и задающие отличие наставничества от других практик.

  • Практика сопровождения, которая предполагает длительное взаимодействие с человеком, в отличие от разовых консультаций или презентаций, мастер-классов, также демонстрирующих собственное мастерство и опыт.
  • Практика передачи опыта через освоение в действии. Тот, кто осваивает новый способ, технологию, профессию, сам действует, пробует, проектирует, исследует, а наставник помогает ему в осуществлении этого реального практического действия.
  • Практика, которая предполагает не только демонстрацию и обучение освоению действия, но и анализ самого процесса. Наставник со своим подопечным обсуждают риски и ограничения в реализации того или иного действия, анализируют различные способы его осуществления.
  • Практика, предполагающая неформальные, близкие, доверительные и уважительные отношения друг к другу. В процессе наставничества всегда должна быть задана возможность выбора самого наставника.

Воспитание свободоспособности: практика раньше идеи

В этой статье я хотела бы остановиться в качестве примера практики наставничества на деятельности одной государственной школы, в которой еще в советское время всем педагогическим коллективом была развернута именно такая целостная педагогическая практика, вобравшая в себя все четыре характеристики наставничества, о которых мы писали выше.

Это школа № 734 г. Москвы, известная сегодня всей стране как Школа самоопределения имени А.Н. Тубельского. Александр Наумович пришел в эту школу в качестве директора в 1985 году и руководил ей 22 года. Это обычная школа в одном из спальных районов Москвы, куда не было никакого специального отбора детей. Но эта школа стала известна из-за особой педагогической работы с детьми, которую мы можем анализировать как особую практику наставничества. Она подробно описана членами педагогического коллектива в сборнике под редакцией А.Н. Тубельского с характерным названием «Учитель, который работает не так».

Анализируя работу педагогов своей школы, Александр Наумович пишет: «Работа по приданию личностного смысла учебному материалу и самому процессу овладения им, может быть, главное, что отличает наши эксперименты и поиски от опыта других инновационных школ. Возможно, в этом и состоит главная ценность опыта нашего коллектива, наших книг и наших ежемесячных семинаров для учителей инновационных школ России... В отличие от привычной установки «от идеи — к практике», у нас раскрывается сама практика, а потом делается попытка теоретически интерпретировать сделанное. Важно при этом, что учитель раскрывает не только внешнюю сторону действий своих и учеников (что мы делали), а пытается реконструировать процесс своего и их мышления (как мы думали).

Короткие вспышки увлеченных диалогов на уроках и доверительные беседы после них; чаепития учителей, на которых невзначай завязываются новые планы; некие школьные события, к которым долго и кропотливо готовятся; совместные дела подростков — то полутайные, то с вовлечением взрослых; нежданные обстоятельства, в которых у учителя или группы детей возникает выбор того или иного развития событий; выезды в летние и зимние школы…»

Тубельский А. Н. Школа будущего, построенная вместе с детьми / Под ред. А. Русакова. — М.: Первое сентября, 2012, с. 246–247.

Школьный уклад и наставничество

Так, учителя под руководством своего директора стали рассматривать в качестве единицы учебного процесса не урок, а образовательную ситуацию, постепенно переходить от линейного планирования учебного процесса к его сетевой нелинейной организации; начали рассматривать уклад всей школьной жизни как важнейшую часть содержания образования в современной школе, и фактически все это позволило им в конечном итоге оформить целостную педагогическую практику наставничества в рамках государственной общеобразовательной школы.

И эта реализующаяся и сегодня в школе № 734 имени А.Н. Тубельского педагогическая практика наставничества создает для многих государственных школ России важнейший прецедент и понимание того, как в условиях современной общеобразовательной школы развивать наставничество.

Каждый ребенок уже несет в себе высокое предназначение, и следует помочь ему это предназначение осознать. В воспитании свободоспособности человека нам в этом случае предстоит признать основное содержание образования. А то, что казалось содержанием образования прежде, предстанет перед нами именно учебным материалом, не целью, а средством, инструментом работы школы.
А. Н. Тубельский


Татьяна Ковалева
директор института тьюторства МГпУ, профессор, президент межрегиональной тьюторской ассоциации
Понравился материал? Поделитесь в соц.сетях
не пропусти последние новости, подпишись на следующий номер
Спасибо! Вы успешно подписаны на рассылку клуба директоров
Закрыть