Образ результата
Тема номера

Образ результата

ОБРАЗ — непосредственное или опосредованное отражение реальности в форме целостной невербальной структуры.

Краткий философский словарь

84

Образ, результат и образ результата

Есть еще несколько десятков определений понятия «образ» из различных научных и других контекстов, а поскольку их много — то все равно, какой мы возьмем в качестве отправного. Мне понравилось в приведенном определении слово «невербальный», т. е. без словесной интерпретации, значит, не имеющий жестких рамок, скорее чувственный, эмоциональный, нежели уложенный в жесткие границы цифр. Так, эмоциональное восприятие надежной тройки по математике, полученной пронзительным двоечником-семиклассником, может быть намного острее, чем образ «пятерки» упорного, уставшего от лавровых листьев на голове, отличника.

Интересно, что этимология слова «результат» не является основой для определения понятия. Слово «результат» происходит от лат. resultare — «отскакивать; отражать». Сегодня «результат» — это скорее то, что осталось в сухом остатке деятельности, процесса.

Почему мы говорим об образе результата?

Школа обращена не просто в будущее, а в неопределенное будущее. Причем с каждым десятилетием (если не годом) горизонт неопределенности все ближе к настоящему. Как мы писали в прошлом номере нашего журнала, «Поколения: смена чаще, пропасть глубже». С каждым годом все менее стандартны ситуации и все менее эффективны стандартные рецепты действий.

В ситуации неопределенности флюгером для принятия стратегических управленческих решений становится «образ результата», который на всех уровнях (даже на невербальном) задает маршрут преодоления неопределенности будущего для действия здесь и сейчас. А школа — это всегда здесь и сейчас. Рост ребенка всегда здесь и сейчас.

Образ результата позволяет организовать общее действие команды школы на перевод неопределенного будущего в конкретный результат в виде успешности каждого ученика.

«Школы больше не могут уклоняться от ответственности за плохое качество работы». Я немного перефразировал слова К. Шваба из книги-манифеста «Четвертая промышленная революция». А когда-то могли? Так же, как когда-то в период глубокой античности жрецы были вне критики, их прямая связь с божественным не подвергалась сомнению, а любая альтернативная позиция становилась ересью с риском для жизни, так школы до недавнего времени были вне критики, вне подозрений, вне сомнений.

Но времена изменились.

Миссия школы как образ, или Вопросы целеполагания

Независимо от того, работаем ли мы в гигантском комплексе или в крошечной сельской школе, в которой бывает порой счастье почти родственных отношений между участниками образования, мы держим в сознании цель своей работы.

Если вы директор, целеполагание формулируется в изложенной несколькими предложениями миссии школы. А поскольку в стране не осталось ни одной школы, за жизнью которой нельзя было бы понаблюдать через ее каналы информационной открытости (сайт, форумы, обсуждение в социальных сетях), постольку и целеполагание открыто для прочтения и осмысления.

Мы можем сделать случайную выборку нескольких десятков школ, она будет весьма оптимистичной в постановке целей и формулировке миссии. Это однообразие радует, а те, кто пытается привнести что-нибудь неожиданное, все равно исходят из того, что «миссия — это основная общая цель организации, ее предназначение». Самые распространенные варианты содержат в себе такие привычные знаки, как «формирование», «создание условий», «воспитание гражданина», «воспитание полноценного члена общества», «максимально полное удовлетворение запросов социальных заказчиков» (уже не так часто встречается), «конкурентоспособный ученик», «разностороннее развитие», «способствовать самореализации каждого», «творчески мыслящая личность», «личностно ориентированное образование», «формирование ключевых компетенций XXI века», «создание оптимальной образовательной среды», «каждый ребенок — личность». Перечень будет бесконечным, большого разнообразия в нем нет, и это хорошо, потому что мы все хотим, чтобы было «хорошо». И если обобщить все намерения школ, то их можно было бы свести к этой универсальной формуле: «Чтобы было хорошо».

Образование — процесс и результат

В статье «Сельский учитель» Лев Толстой писал: «Образование есть потребность всякого человека». Поэтому образование может быть только в форме удовлетворения потребности. Вернейший признак действительности и верности пути образования есть удовлетворение, с которым оно воспринимается.

Один из матчей чемпионата мира по футболу – 2018, Дания — Франция. Французы изощренно атакуют, показывая искусство и напористость, датчане жестко и линейно обороняются. Комментатор: команда Дании работает на результат. А французы красиво и азартно играют. А зрители? Зрители пришли смотреть красивый футбол, который им показывают французы. А датские футболисты выполняют результат — не пропустить ни одного мяча. Не бесспорный пример, согласен, но ключевое слово «результат» не характеризует это противостояние, за которым непременно должно следовать развитие, должна следовать драматургия процесса. Процесс не развивался. В итоге — ничья.

Однажды я был в гостях в одной английской школе в Бристоле. Школа — ультрасовременная, гигантская, с умной логистикой и каким-то футурологическим оборудованием, около трех тысяч разных, в основном не титульной нации, учеников. Мы с директором состояли в переписке около года. На мой вопрос, каковы итоги года, он с воодушевлением и гордостью сказал: «Представляешь, ни один не сел в тюрьму, и я очень доволен этим результатом».

ЕГЭ как измеритель качества образования

Привычной, но по-прежнему взвешенно тревожной процедурой остается ЕГЭ. Можем ли мы считать баллы, полученные на ЕГЭ, результатом долгого, 11-летнего учения? И является ли этот результат перспективным измерителем качества образования? Да, до тех пор, пока гарантированная конституцией возможность не станет органической потребностью всех. Идеологические баталии о вреде и целесообразности ЕГЭ пошли на убыль. Они именно идеологические, от педагогики в них мало что есть. Вспомним, какие были предпосылки этой процедуры? В основе были сомнения в честности и объективности тех, кто учит, тех, кто учится, и тех, кто принимает результаты учебы при зачислении в вузы. И сомнения небезосновательные.

Мы с вами понимаем иллюзорность эффективности вербального воспитания, в основе которого призывы к честности. Увы, но жесткие предлагаемые обстоятельства в виде прозрачных процедур, однозначных запретов, равных условий участия в контексте неподкупной информационной платформы могут в ближней перспективе сформировать честность как привычку. Попробуйте в 2018 году в Москве увидеть выброшенную из окна автомобиля пустую пачку сигарет, пересечение сплошной линии на дороге, припаркованную на тротуаре машину. Не увидите. Штрафы выработали рефлекс самосохранения, иллюстрирующий великую категорию диалектики о свободе и необходимости.

Интересная деталь рефлексивного поведения: в выходные дни можно спокойно ехать по выделенной для общественного транспорта полосе, но редко кто из водителей пользуется этой опцией. И уже не из страха наказания, — привычка. Убежден, что ЕГЭ также способен влиять на формирование условного рефлекса к честности.

Одно интересное наблюдение недавнего прошлого. До 2012 года к совокупному успеху региона в сфере приращения производительности труда, снижения преступности и демографического роста учитывался показатель результативности ЕГЭ. Соответственно губернаторы требовали хороший результат от глав муниципалитетов, а директора, дорожащие своим местом, с не меньшим трепетом, нежели губернаторы, пытались ваять их вместе с учителями. Не все, разумеется, в основном те, кто больше дорожил местом, нежели репутацией. Это, к счастью, прекратилось. Появились в стране честные двоечники, не получившие ни аттестаты, ни место в медицинском вузе. А результаты в стране в целом стали выше, и добавились неколичественные показатели самоуважения.

Недавно в прессе сетовали по поводу итогов ЕГЭ по математике в 2018 году. Приращение среднего балла по базовой математике было незначительным: если в 2017 году — 4,24 балла, то в 2018‑м — 4,29. У меня есть некоторые сомнения в корректности этих сожалений. Если сравнить рост ВВП молодой развивающейся экономики стран Азии или Африки с седыми демократиями Европы, темпы последней также незначительны.

Развитие масштабного социального проекта никогда не изобилует результатами в режиме ускорения, наоборот, после достижения определенной точки роста начинается период стабилизации. ЕГЭ — гигантский гуманитарный проект, а учить правильно математике — это вам не угольные разрезы осваивать. Полагаю, что надо рассматривать другой результат: насколько изменился, вырос показатель тех, кто преодолел минимальную планку экзамена. Профильная математика, 2017: не сдали ЕГЭ 14,34%; 2018: не сдали 7%. Базовая математика, 2017: не сдали 3,4%; 2018: 3,1%. Ведь этот показатель указывает на преодоление барьера потенциальной маргинальности, возможность получить пропуск к дальнейшей социализации. Образование — один из самых существенных факторов влияния на социальную дифференциацию. Школьный период проживания вносит серьезный вклад в воспроизводство бедности, безработицы, социальной напряженности.

Единый госэкзамен — акт доверия

Или взять такой показатель: количество выпускников, сдававших и базовый, и профильный экзамен по математике, существенно сократилось. Это результат не столько динамики увлеченности математикой в стране, сколько рост доверия к экзамену, к школе, веры в себя. Ведь многие сдавали и базовую, и профильную на всякий случай. Впрочем, есть еще один фактор влияния: значительное число старшеклассников сдавали базовую математику в 10-м классе, до завершения школьного курса. Этот показатель в своей количественной интерпретации свидетельствует о том, что большая когорта российских школьников планирует свой образовательный маршрут, избавляется от патерналистского крыла привычных для их родителей линейных решений. Прорастает одна из ключевых компетенций: научаться делать выбор и принимать решения. Это о том, как нормативные предлагаемые обстоятельства, сфокусированные в количественных показателях, влияют на формирование личности, образ которой мы, директора школ, пытаемся сформулировать в наших миссиях и целеполаганиях.

Лидеры любой социальной группы, независимо от ее масштаба, политической значимости и харизматичности, становятся таковыми в зависимости от того образа результата, достижение которого они своей группе обеспечивают. Или аргументированно обещают обеспечить.

Качественный процесс не всегда гарантия хорошего результата

Относительная значимость проектируемых достижений может быть различной: для кого-то — водопровод к маленькому деревенскому дому. Для кого-то — результативный массовый спорт, или рост пенсионного обеспечения, или качественные дороги, или сокращение правонарушений, или равные стартовые возможности в образовании, или преодоление бедности. Помню образ результата, сложившийся в моем сознании третьеклассника, когда на XXII съезде КПСС было объявлено, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме, в основе которого лежал принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям». У большинства моих одноклассников образ результата «по потребностям» сложился конкретно: вдоволь бесплатного мороженого и неограниченное посещение кинотеатра.

Нет такого учителя, который бы хоть раз не услышал грустное «Я учил…». Но мы это слышим не только от пятиклассников, иногда нечто подобное произносит и учитель, и даже завуч, глава города или района, или отрасли. Речь идет о процессе, качество которого определяется усилиями, затратностью и старанием, но не эффективностью. Всегда ли предпосылкой хорошего результата является качественный процесс? Возможно, в сталелитейной промышленности — да, но в системе, состоящей исключительно из субъектов, наделенных волей и сознанием, — нет. Полагаю, что многим из нас встречались школы, украшенные обезличенным счастьем в виде роскошных актовых и спортивных залов, полным отсутствием травматизма, отягощенных званиями и регалиями педагогов, но где учат и учатся посредственно. Несмотря на идеальный процесс функционирования.

Попытаемся представить структуру субъектов, влияющих на результат образования. Каждый на своем месте — государство или социум, школа или родители, сам ученик (выпускник), информационное пространство, наконец, случай — играют свою роль в этом многомерном, сложноизмеримом процессе, который приближает нас к образу результата образования каждого конкретного ребенка. При этом условимся, что результат образования не измеряется количеством баллов, отметкой в дневнике, результатом ВПР или данными ВШК. Этот результат проявляется за пределами системы и измеряется очень по-разному, чаще всего личным или совокупным социальным эффектом успешности.

Образ результата
Ефим Рачевский
Российский педагог, директор Центра образования «Царицыно» № 548 г. Москвы, народный учитель России
Понравился материал? Поделитесь в соц.сетях
не пропусти последние новости, подпишись на следующий номер
Спасибо! Вы успешно подписаны на рассылку клуба директоров
Закрыть