Корпорация. Маршрут в один конец
Прямая речь

Корпорация. Маршрут в один конец

Чем насыщеннее у человека жизнь, тем большее число сообществ он проживает. И у каждого – свой язык, свои нормы, свои правила общения.
97

Мы одновременно живем в разных сообществах. Так, одна важная часть моей жизни — экспертное сообщество, другая — журналистское сообщество, третья — федеральные чиновники, с которыми приходится общаться довольно часто. А еще — учителя, директора школ, инновационщики в образовании, лидеры проектов, ректоры университетов, руководители фондов и корпораций, региональные министры образования. Если я выступаю перед региональными министрами образования или делаю доклад в федеральном министерстве — одна стилистика. Выступление на радио «Эхо Москвы» — другая стилистика.

Карты в руках профессионалов

Артем Соловейчик, главный редактор ИД «Первое сентября», мой давний друг, предложил мне написать текст про корпоративную культуру школы. Я, честно говоря, не очень этой темой интересовался. Но так совпало, что почти одновременно со звонком Артема мне написала профессор Татьяна Ковалева, лидер тьюторского движения в России, попросила высказаться на тему этического конфликта, который произошел в тьюторской ассоциации, которую я бы назвал «корпорацией тьюторов».

Тьюторство в России — наиболее институализированная корпорация. Она представляет собой инновационное сообщество, которое за ничтожно короткий срок — меньше, чем 25 лет, не только оформило необходимые атрибуты профессиональной деятельности, превратив спроектированные нормы и правила в официальные стандарты и нормативные акты, но построило систему воспроизводства себя — через сеть магистратур в разных университетах.

Энергия расширения этой корпорации до поры до времени поглощала внутренние противоречия и гасила конфликты. Однако когда наступил период устойчивого позиционирования на рынке услуг, методологической стройности хватать перестало. Личные качества вышли на первый план и породили этические конфликты.

История, показательная для растущих сообществ: один из лидеров тьюторства совершил, по мнению коллег, ряд неблаговидных поступков и был исключен из ассоциации. Однако этот человек продолжает заниматься тьюторством, обучает и консультирует. Тьюторская ассоциация решила защитить качество перед лицом потребителя и начала обсуждение вопроса: а может ли человек, нарушающий этические нормы ассоциации, вообще заниматься обучением тьюторству?

И поскольку я занимаюсь институтами, анализирую развитие образовательных сообществ, то коллеги посчитали, что мне и карты в руки.

Тут, как мне кажется, и сошлись две темы: образование и корпорация.

Что имеет в виду профессор Татьяна Ковалева, когда заявляет об этическом конфликте? Простая идея: каждый член корпорации, в данном случае тьюторской ассоциации, должен олицетворять собой те принципы, идеи и то содержание деятельности, которое эта корпорация провозглашает. То же относительно школы: учишь добру, честности и правильным понятиям? Должен быть добрым, честным, правильным.

Недавняя история в сети с фотографиями учительниц в купальниках проявила, что сверхэнергичная борьба моралистов за светлый и незапятнанный образ педагога быстро доходит до маразма. Но когда священнослужители допускают неподобающее сану поведение — все ведь испытывают, мягко говоря, неудобство, даже агностики. Где грань между цензурой поведения члена корпорации и принципом «ничто человеческое мне не чуждо»?

Цех – гильдия – корпорация

Вторая проблема корпоративности связана уже не с цеховыми отношениями, а с коммерческим образом корпораций и особым типом отношений внутри больших компаний. Это абсолютная субординация и защита интересов корпорации, как крепости во время постоянной осады конкурентами.

Не хочу сейчас вдаваться в пустые рассуждения, чем корпорация отличается от цеха, или всегда ли корпорация начинает действовать как большая компания, или это может быть сообщество профессионалов. Я хочу показать, что институт школы, особенно в России, культурно-исторически развивался как замкнутая система, прошел стадию цеха – гильдии – корпорации и сейчас находится на развилке. Либо становиться жестко организованной компанией-корпорацией, либо становиться открытой системой.

Не только как сетевой институт, но и как образовательное пространство города, он включает в себя семью, институты культуры, межпрофессиональные сообщества и другие источники образования.

И для современного состояния института школы — не как здания за оградой, поделенного на кабинеты и коридоры, а как открытого, синтетического, перемешанного пространства — корпоративное устройство, этика и дух, с моей точки зрения, — тупиковая линия НЕразвития.

Так же, как и в бизнесе, корпорация — отживающая вертикально интегрированная структура, с неповоротливой бюрократией и нелепой субординацией, склонной к коррупции и монополизму, так и в образовании — корпоративный уклад закрывает детей от реальных перемен в жизни, создает иллюзию защиты от агрессивной токсичной внешней среды.

Вековая крепость. В буквальном смысле

Как формировался институт школы? Школа и университет, как учреждение, как институт, изначально строились как замкнутое пространство, своего рода крепость, подавившая свободных учителей-одиночек.

Начиная с цеховых, гильдейских, городских школ закрытость была вызвана не только стремлением к учебной автономии, это как раз подразумевалось само собой просто за неимением учебников и программ. Эта закрытость вызывалась стремлением к тотальному владению душой и телом учеников.

Во времена Владимира Мономаха мальчиков насильно забирали из семей и учили грамоте в специальных, как бы сейчас сказали, закрытых школах. В летописях сказано, что матери плакали по ним «аки по мертвецы».

И хотя университеты получили свою автономию от светской власти, император и король Ломбардии Фридрих Барбаросса еще в 1158 году предоставил студентам Болонского университета право свободно путешествовать по всем странам под эгидой его авторитета и подлежать суду исключительно профессоров.

Церковная корпорация отчаянно боролась за право регулировать жизнь школ и университетов. Особенно священников гневило, что профессора осмеливаются брать деньги за свои услуги! То есть продают дар Божий — знание!

Школа возникла как государственный инструмент воцерковления народа. А в эпоху Орды, сразу после погрома 1237/38 гг., школа на Руси и вовсе «ушла в монастырь». Светская система образования в ордынский период была фактически разрушена и начала восстанавливаться только в XVI веке, после закрепления Стоглавым собором системы православного образования.

Не будем пересказывать всю эволюцию школьного дела в России, но важно, что, поскольку никакой системы не было, каждая школа жила своей жизнью, и даже после учреждения Министерства просвещения в 1802 г. закрытость учебных заведений оставалась почти естественной составляющей.

И сегодня мы видим, что организаторы и руководители школ отлично усвоили основные секреты эффективности обучения: отбор и закрытость.

Если отобрать по конкурсу наиболее мотивированных и подготовленных детей, создать атмосферу исключительности, максимально оградить от внешнего влияния, — такую модель можно не только успешно продать на рынке, но и обеспечить высокое качество выпускников. «Высокое» по шкале репродуктивного знания и самооценки. Примерно до первой трети ХХ века такая модель работала безупречно.

Тупиковая ветвь культуры

Корпоративная этика — это способ защиты бюрократии корпорации от нелояльных сотрудников. Как правило, корпорация — вертикально интегрированная компания, которая для защиты от развала использует сверхстрогую бюрократию.

Если, например, конкуренты начинают опережать на рынке или потребители сомневаются в качестве продукта — что предписывает корпоративная этика? Сражаться за свою корпорацию любыми средствами. Бюрократия корпораций гораздо сильнее государственной бюрократии.

Однажды, в середине 90-х, в составе небольшой группы российских ученых я попал в Университет Вашингтона в Сиэтле, по приглашению видного специалиста по русской школе — Стива Керра.

С нами был известный и очень авторитетный философ, который, бывают же странные расклады, читал в советское время курс критики буржуазного потребительства. И надо же так случиться — попал он в самое логово этого самого потребительства и наслаждался не меньше других, никакой ненависти к этому явлению не испытывающих. И вот однажды, в баре, расслабившись и поддавшись обаянию упомянутого буржуазного потребительства, мы с приятелем спросили дорогого нашего друга — как же, мол, совместить годы и статьи критики и сегодняшнее удовольствие.

Думаете, это вся история? Я даже не начал еще настоящую историю.

И вот профессор нам отвечает:

— У нас на кафедре был преподаватель марксистско-ленинской этики. На самом деле он занимался экзистенциализмом, но деньги получал за этику. И был он пьяница, картежник и жуткий бабник. И дело, конечно, кончилось заседанием парткома, разбирательством личного дела. Его пропесочили будь здоров! «Как, мол, вы можете учить студентов марксистско-ленинской этике, а сами вечно подшофе, преферанс каждую ночь и ни одной аспирантки не пропускаете! Позор! Лишить! Выгнать!» Вся кафедра ждала ответного последнего слова «подсудимого». Что вы думаете? Он признал все обвинения, покаялся, обещал исправиться, но в конце говорит: «Рассчитываю на вашу рефлексивность». Секретарь парткома, тот еще философ, хоть и доктор наук, не понял: «Как это?» «Подсудимый» снова поднялся: «Ну, вот если бы я преподавал орнитологию, вы бы меня стыдили, что я летать не умею?» В результате — всего лишь выговор.

…Если корпорация защищает себя и субординацию внутри себя — для школы такая модель тупиковая.

Если правила и нормы отношений людей и организации соответствуют задекларированным целям и задачам — то это максимальная открытость, и корпоративный дух включает в себя возможность пожертвовать интересами корпорации, если они мешают свободе и нарушают права других, не входящих в нее.


Корпорация. Маршрут в один конец
Александр Адамский
Научный руководитель Института образовательной политики «Эврика», главный редактор газеты «Вестник образования»
Понравился материал? Поделитесь в соц.сетях
не пропусти последние новости, подпишись на следующий номер
Спасибо! Вы успешно подписаны на рассылку клуба директоров
Закрыть